Печать

Меценат А. ШЕРЕМЕТЬЕВ

Меценаты печатями не торгуют?

Старинные печати - Печати и штампы Брянск


Недавно в Киеве для мировой общественности презентовали доселе неизвестные старинные печати из коллекции мецената Алексея Шереметьева. Уникальные по своему научному значению раритеты произвели настоящую сенсацию среди ученых и коллекционеров. Впервые публика увидела печать Ярослава Мудрого, печать Киевского магистрата и Нестора Махно, выполненную на …барабане револьвера.

Приятно сознавать, что эпоха великих меценатов позапрошлого века не канула в Лету окончательно. По словам директора Музея Шереметьевых Алексея Шереметьева, коллекционированием он начал заниматься с шести лет. Ныне сфрагистический (сфрагистика — наука о печатях) отдел музея насчитывает более 2 тысяч экспонатов.

Родственник Попандопуло
— Собирать печати я начал около 5 лет назад, — поделился с «ВВС» Шереметьев., — Предшествовало этому знакомство с Сергеем Овадчуком, которого я считаю своим учителем. Два месяца он уговаривал меня купить небольшую печать, принадлежавшую Харлампию Константиновичу Попандопуло. Помните комедийный персонаж с этой фамилией из фильма «Свадьба в Малиновке»? Видимо, речь шла если не о родственнике, так об однофамильце. Это греческий род, из которого происходило много морских офицеров, участвовавших в обороне Севастополя. Харлампий Попандопуло был мичманом. Самая древняя печать в коллекции — египетская. Шереметьев связывает ее с Северным Причерноморьем.

Милиционер-коллекционер
Ныне коллекционер и меценат вместе с коллегами-историками презентовал миру вещи воистину сенсационные. Прежде всего, это четвертая из найденных в разные годы, но доселе неизвестная печать Ярослава Мудрого. Напомним, что в крещении князь получил имя Георгия. Из трех известных на сегодня печатей или булл с изображением святого Георгия Победоносца и греческой надписью с обратной стороны (известна еще самая ранняя — с портретом князя) «шереметьевскую» специалисты признали наиболее древней. Датируют ее 1030-ми годами. По словам мецената, печать была случайно найдена в Киевской области и попала в коллекцию человека, который и не подозревал о ее истинном значении.
— Такое бывает довольно часто, — рассказывает Шереметьев, — Когда люди уезжали в Израиль, я выкупил несколько интересных коллеций. Последнюю большую коллекцию из 135 печатей приобрел у одного киевского милиционера. Человек их собирал не как сфрагистические изделия, а в качестве ювелирных шедевров. Одна из них, с совершенно фантастической ручкой, принадлежала основателю Оренбурга Неплюеву.
Куда большую ценность для истории Украины и ее столицы имеет печать Киевского магистрата конца 17 века. Уникальность ее в том, что это единственная матрица из целой серии печатей Киевского магистрата, известных по оттискам в документах, дошедшая до нас в целости и сохранности. Ее оттиск на одном из документов вызывал удивление историка Даниила Щербакова еще в 20-е годы прошлого века. Дело в том, что в конце круглой надписи после слов «ПЕЧАТ МЕСКАЯ МАГИСТРАТУ ЕГО Ц.В. КИЕВСКОГО», где «Ц.В.» означало «царское величество», как правило, шла дата изготовления. На данной печати последними в надписи были слова «КИЕВСКИЯ ОТЧИН». Видимо, для того, чтобы укрепить свою власть после подписания Вечного мира с Польшей московский царь спешил даже в тексте на печати объявить Киев своей вотчиной. По словам Шереметьева, печать попала в его руки так же, как и древнерусская — из коллекции далекого от науки человека.

Печать в духе революционной романтики
Третья уникальная реликвия, которая несомненно имеет большую историческую ценность, —печать Нестора Махно, выгравированная на… барабане револьвера. Совсем в духе знаменитого батьки-анархиста. Признавал ли Махно идеальное коммунистическое государство как результат мировой революции или нет, вопрос спорный, но к печатям относился со всей серьезностью. Нашли сей артефакт бурного времени на чердаке развалившегося дома в Николаевской области. Старые хозяева давно умерли, и расспросить, как попала в дом гуляйпольская печать, было не у кого. Мысль выгравировать ее в полевых услови­ях под огнем не­при­ятеля и на таком предмете могла прийти в голову только романтикам революции. Сохранилось много оттисков нескольких печатей Махно на различных документах, но подобный предмет мы видим впервые.
И все же то, что показали журналистам, — только малая толика. В коллекции Шереметьева есть, к примеру, уникальная печать последнего фаворита Екатерины Великой Платона Зубова. Этот русский дворянин с июля 1789 по ноябрь 1796, то есть до момента кончины императрицы, сосредоточил в своих руках воистину неограниченную власть над империей. Такой власти не имели в свое время даже такие могущественные фавориты, как Меньшиков и Потемкин. Сама печать выполнена из чистейшего горного хрусталя. Ее массивная рукоять имеет граненую, похожую на рюмку форму. На нижней матрице вырезан герб Зубовых. Ниже гербовой надписи выгравирована фамилия мастера — Иванов. Иванов был личным гравером императрицы. Отсюда вывод — печать была подарком. На верхней части рукояти под графской короной изображен сплетенный из трех букв вензель с инициалами владельца. Такие вензеля использовали как печати для личных, в частности любовных писем. Сочетание двух изображений на одной печати — явление уникальное.
О том, сколько подобные вещи стоили бы на антикварном рынке, Алексей Шереметьев принципиально говорить не желает. Он утверждает, что старинные печати не имеют рыночной цены, только историческую ценность. Призывает ученых к сотрудничеству и мечтает открыть в Киеве муниципальный музей сфрагистики. «Сфрагистика как специальная историческая дисциплина ныне переживает настоящий ренессанс, — утверждает историк и радиоведущий Александр Алферов, — находят все больше и больше артефактов, которые по-новому заставляют взглянуть на историю Украины». На днях в столице прошла международная сфрагистическая конференция, посвященная артефактам из Музея Шереметьевых, на которой присутствовали специалисты из Беларуси и Польши.
Алексей ГУСАК